КОНТАКТЫ:
ICQ 622 712 154

Продам елочные украшения СССР

 
Алла Сальникова. История елочной игрушки. Часть II

История елочной игрушки, или как наряжали советскую елку. Часть II

Алла Сальникова. История елочной игрушки. Часть I

М. ПЕШКОВА: С Новым годом! Именно к этому событию успела в «НЛО» выйти книга завкафедры историографии и источниковедения Казанского федерального университета, доктора наук, профессора Аллы Сальниковой, названная «История елочной игрушки, или как наряжали советскую елку». Нынче продолжение разговора с Аллой Сальниковой.

Мне хотелось узнать о подарках. Ведь раньше подарки тоже вывешивались на елку, и ребенок без подарка не уходил. Когда началась эта традиция?

А. САЛЬНИКОВА: Годы точно я назвать не могу. Конечно, безусловно, елка обязательно предполагала наличие подарка. Подарки на елку вывешивались, и существовала, я бы сказала, ужасная традиция разрушения или разграбления елки, когда подарок не просто снимался с елки и отдавался ребенку, а когда после радостного веселья елка отдавалась просто на откуп детям в конце праздника и они набрасывались на эту елку и каждый сдирал с этой елки все, что хотел. И совершенно ужасная история произошла в одной из школ российских в 1921-м году. Об этом есть информация в журнале «Вестник просвещения», и там описывается одна из таких советских елок, когда в школу поступило большое количество реквизированных из игрушечного магазина дорогих игрушек, как было там написано, в основном немецких стеклянных игрушек. И дети вместе с учителями на протяжении трех дней наряжали эту елку, они так готовились к этому празднику. Потом они водили хороводы вокруг елки и в конце с безумным криком и ором они накинулись на елку, елка была повержена, игрушки частью расхватаны, частью помяты, уничтожены. И когда потом учительница детей спросила, - это были ученики третьего класса, - почему же вы так обошлись с елкой? Дети ей ответили: «А что здесь такого? Ведь это все буржуйское, это все было реквизировано». То есть, элемент классового воспитания здесь уже, конечно, был налицо.

М. ПЕШКОВА: В середине 30-х произошла трансформация наконечника на елке, он приобрел совсем другой характер, скорее характер, который соответствовал режиму того времени. Вифлеемская звезда сделала свою трансформацию в эпохе.

А. САЛЬНИКОВА: Да. Вифлеемская звезда сменилась красной звездой. Но не нужно думать, что звезда была только красная. Допускалась серебряная пятиконечная звезда. Интересный такой момент, после окончания Великой отечественной войны допускалась золотая звезда, как звезда героя, елка-победительница. И в 40-е годы, во второй половине 40-х годов елка очень часто украшалась золотой звездой. Кроме того достаточно распространенным украшением, которое, в принципе, не применялось на дореволюционных елках, стала пика. Вот этот вот наконечник – это тоже советское ноу-хау в какой-то степени, которое раньше употреблялось мало.

М. ПЕШКОВА: Елка в годы войны.

А. САЛЬНИКОВА: Елка в годы войны представляла собой очень специфическое явление. В этих тяжелых условиях наблюдался рост религиозности населения, и очень часто военная елка, она представляла собой переплетение советской новогодней и религиозной рождественской елки. И современники пишут о том, что на этой елке висели и, - если они, конечно, сохранились, - прежние дореволюционные рождественские украшения: и ангелочки, и вертеп даже мог стоять под елкой рождественской; и одновременно рядом могла висеть красная звезда, шар с изображением серпа и молота. И вот эта тенденция, она, безусловно, присутствовала. И кроме того, изменилось производство в это время, потому что понятно было, что тяжело очень было, и материальная база была слабая. И очень часто в это время из отходов производства, например, из проволоки стали изготовлять игрушки – это целая серия игрушек. И содержательно в момент наличия этой милитаризированной игрушки, конечно, тоже можно отметить, но нужно сказать, что так называемая военная игрушка, она появилась уже в период подготовки, она появилась уже с середины 30-х годов. Это и девочки-санитарки с сумкой через плечо с красным крестом, это и собаки-санитары, это и различная военная техника. Эта общая тенденция, и она во многом объединяет елочную игрушку советскую и немецкую этого времени – там то же самое было.

М. ПЕШКОВА: А дальнейшее развитие игрушки елочной. Каково оно? Что внесла эпоха, стоявшая на дворе?

А. САЛЬНИКОВА: До середины 50-х годов никаких особых изменений в елочной игрушке не происходило, но главная задача, которая в то время ставилась – это наращивание елочного игрушечного производства, потому что все-таки производство елочной игрушки продолжало развиваться в основном в столицах, продолжало развиваться в крупных городах, и то далеко не во всех, и в документах идет речь о нехватке елочной игрушки и говорится о том, что елочной игрушки на праздник даже может не хватить. И в маленьких городках действительно так и происходило, игрушки могло не хватить. Приведя пример той же Казани, хочу сказать, что, например, в Казани первая артель по производству елочной игрушки появилась только 1950-м году. И я думаю, что это не единственный пример. И поэтому попытки нарастить производство, - пусть это было кустарное производство, но пусть будет больше артелей, пусть они объединяются, - это была основная первостепенная задача. А содержательное изменение началось уже в хрущевский период…

 

Пионер-барабанщик. Из коллекции Л.Блатт.

Пионер-барабанщик. Из коллекции Л.Блатт.

 

М. ПЕШКОВА: Что, кукуруза появилась на наших елках?

А. САЛЬНИКОВА: Кукуруза – безусловно, и вообще сельскохозяйственная серия очень успешно развивалась. Это как признак советского изобилия: морковка, огурцы, кукуруза, стручки гороха, перец и разные…

М. ПЕШКОВА: Это все из спрессованной ваты и с проблесками серебряной краски?

А. САЛЬНИКОВА: В 50-е годы уже больше стекло. Кроме того появились елочные украшения бытового типа, потому что люди, они уже устали от всех ограничений, от нехватки таких простейших бытовых предметов потребления, и поэтому появились кофейники, чайники, самоварчики, вазочки, настольные лампы – обычные атрибуты обычного нормального человеческого быта. И их стали помещать на елку. И кроме того, на волне строительства Хрущева, хрущевского жилья, этих маленьких квартир, стали появляться мини-игрушки, набор мини-украшений, потому что в такую квартиру можно было поставить только мини-елку с мини-игрушками.

М. ПЕШКОВА: А дальнейшее время что внесло, брежневская эпоха каким образом отразилась на елочных игрушках?

А. САЛЬНИКОВА: К сожалению, считается, что советская игрушка как уникальный феномен и с содержательной точки зрения, и с точки зрения ее формы, прекращает свое существование в 1966-м году. Это говорю не я, это говорят коллекционеры. Потому что с середины 60-х годов кустарное производство елочной игрушки и полукустарное производство елочной игрушки в Советском Союзе прекращается, и начинается машинное производство. Это игрушка идет на поток, она становится очень однообразной. Это такие безликие шары, снежинки, шишки. Они одинаковы, и с художественной точки зрения они не очень интересны. Единственно, нужно сказать, что 60-е годы внесли новое в материалы. Например, игрушки из пластмассы – это уже веяние 60-х годов. А содержательно мало что в последствии изменилось. То есть, застой был и там. (смеется)

М. ПЕШКОВА: Наше время что новое привнесло в елочную игрушку?

А. САЛЬНИКОВА: С нашим временем ситуация здесь непростая. 90-е годы, естественно, принесли большие изменения, и прежде всего изменился сам рынок. Потому что игрушка из-за рубежа и, как совершенно очевидно, китайская игрушка, она буквально заполонила российский рынок. Эта игрушка имела ряд преимуществ. Во-первых, она была небьющаяся, хорошо хранящаяся, дешевая и, казалось бы, достаточно красивая. Известный коллекционер Ким Балашак сказал, что 15 постсоветских лет, наверное, войдут в историю елки в России как эпоха засилья вот этого китайского ширпотреба. Ну, в последнее время благодаря наращиванию производства на российских фабриках игрушки, я считаю, что здесь очень положительные тенденции проявляются. Появляется прекрасная российская игрушка, игрушка, изготовленная по старинной технологии путем выдувания, игрушка ручной работы. Безусловно, с ней не может никакой китайский ширпотреб конкурировать.

М. ПЕШКОВА: Как воспринималась советская елка, и что люди вкладывали в это понятие?

А. САЛЬНИКОВА: Власть, она вкладывала одно в елочную игрушку: она использовала ее как важное воспитательное средство. А люди воспринимали елочную игрушку подчас совершенно по-другому. И когда они приобретали елочные украшения, они совершенно не задумывались о том идеологическом смысле, который был в елочную игрушку заложен. Их, конечно, прежде всего привлекала красота. И пусть это был красивый шар с серпом и молотом, они его покупали. Но не потому, что там был серп и молот, а потому что шар был красив. Советская власть, конечно, очень потрудилась над тем, чтобы создать такой идеологически заданный образ советской новогодней елки. В конце 30-х годов выходили многочисленные инструкции, инструкции в частности Наркомпроса, где подробно было написано, как украшать образцовую советскую елку: что должно быть на макушке, какие игрушки должны где лежать, как должно быть оформлено подножие советской елки. Причем здесь допускалась исключительно интересная вещь: у подножия елки могли быть выстроены композиции сразу на несколько актуальных для того времени сюжетов. Скажем, подвиг челюскинцев, образцовая советская квартира, образцовый советский колхоз – и все это под одной елкой располагалось. При этом совершенно необязательно было присутствие Деда Мороза. В одной из инструкций говорилось: а зачем Дед Мороз под елкой? Пусть он сидит в зале в качестве зрителя. Дети воспринимали елку по-другому. Меня очень интересовал этот сюжет, и я обратилась не только к письменным текстам, но и к детским рисункам. Когда я просмотрела журнал «Юный художник» за 30-е годы, за 40-е годы. Выяснилось, что первые детские рисунки, на которых была изображена украшенная елка, появились только уже в 38-м году, до этого дети или не рисовали, или журнал не хотел такие рисунки помещать. Как правило, игрушки на детских рисунках не воспроизводились, они присутствовали в обобщенном виде. Очень часто это такие большие светящиеся круги, которые, вероятно, изображали шары. Но красная звезда присутствовала всегда. И интересно с красной звездой: когда дети, вот эти дети 90-х годов писали свои воспоминания о елке и когда они пытались нарисовать образ образцовой елки, большинство воспоминаний содержало утверждение о том, что на елке обязательно должна быть красная звезда. Отдельные разделы, посвященные елочной игрушке есть в книге Душечкиной. Есть книга Зелениной – это популярное издание, посвященное истории рождественской новогодней елки в Архангельске. Там тоже есть информация про игрушки. Есть, конечно, исследования, но они немногочисленны. А если говорить об общей традиции, то, наверное, самые полные исследования, посвященные рождественской игрушке, появились, что вполне естественно, в Германии, но они написаны немножко в другом ракурсе, они больше посвящены технологическим процессам. То есть, игрушка как изделие, игрушка как товар и в меньшей степени игрушки в истории функционирования. Что касается англоязычной литературы, то в большей степени это книги, посвященные истории Рождества. И там как один из сюжетов рассказы об игрушке в той или иной степени присутствуют, но, на мой взгляд, не очень расширенные.

М. ПЕШКОВА: Алла Сальникова, профессор Казанского федерального университета, «Из истории елочной игрушки» на радио «Эхо Москвы».

Какое место в числе елочных украшений занимают елочные украшения, сделанные самими хозяевами того или иного дома, их детьми, в школе? Ведь мы тоже ж делали украшения и старались, чтобы и эти игрушки украсили елки нашего дома и школьную елку.

А. САЛЬНИКОВА: Традиция самодельной или, как говорят, домодельной елочной игрушки существовала очень давно. И началось это в 19-м веке, когда игрушек не хватало, и игрушки в основном и висели на елках самодельные. В дворянских усадьбах, например, большинство игрушек были самодельные. Или пряники, фрукты – такого рода украшения. И эта тенденция, она в дореволюционной России использовалась как мощное средство воспитания. Например, в церковно-приходских школах детей побуждали к изготовлению елочных игрушек. Считалось, что это полезно, это труд, труд своими руками. Помимо того, что игрушек не хватало. В советской России эта традиция продолжала существовать, и тоже понятно, чем она была обусловлена. В 20-е годы, когда елка была запрещена и елочные игрушки не продавали, изготовлялись своими руками игрушки. В 30-е годы советская школа стала уделять большое внимание изготовлению игрушек. Причем здесь происходили совершенно курьезные вещи. В школу пришла совместная комиссия Наркомздрава и Наркомпроса и увидела, что дети клеят цепи из цветной бумаги. Они сказали: «Немедленно прекратить это занятие! Что такое цепь? Это символ рабства! В новой советской России – какие цепи? Ни в коем случае!» В то же время в методических указаниях по украшению елки говорилось, что дети должны клеить цепи, потому что именно цепи приобщают их к совместному коллективному труду. Разночтения в подходах здесь были совершенно очевидны. В годы войны игрушек не было, их опять делали своими руками. После войны игрушек тоже было мало, тоже делали своими руками. Но и позднее… я просто вспоминаю свое детство, меня принуждали к изготовлению елочных украшений, я клеила какие-то кособокие корзиночки, какие-то совершенно уродливые фонарики. (смеется) Они мне самой страшно не нравились, но учительница говорила: «Мы должны украшать своими изделиями». И все эти страшные игрушки висели в классе на классной елке. Мне кажется, одно из самых замечательных описаний различных способов изготовления елочной игрушки содержится в воспоминаниях Ирины Токмаковой, в которых очень подробно, в деталях описывается о том, как эти игрушки изготовлялись уже в советское время в советском варианте. И она рассказывает о том, например, как делались клоуны или матрешки из скорлупы, как клеились цепи. Как раскрашивались эти цепи. Как изготовлялись из соломы украшения. Самым сложным было изготовление китайских фонариков. Это вот те как раз, которые у меня совершенно не получались, но я думаю, что у нее они, наверное, получались очень хорошо. Далее автор пишет о том, что вешались на елку, конечно же, и съедобные украшения. Особенно любимым украшением в ее детстве были конфеты «Какао-шуа». Наверное, не из-за вкуса, а из-за этого прекрасного названия, которое мне тоже знакомо по романсам Вертинского – у меня дедушка его очень любил и говорил: «Какао-шуа» - это были такие конфеты!...» (смеется) Сама я их не застала, с дедушкиных слов я их помню.

 

Новогодние открытки 1960-1980-х гг. Из коллекции Л.Блатт.

Новогодние открытки 1960-1980-х гг. Из коллекции Л.Блатт.

 

М. ПЕШКОВА: Я хотела вспомнить Зощенко, ведь Зощенко тоже имеет некое отношение к елочным украшениям. В частности, в его рассказах фигурирует елка как предмет вожделения и елочные игрушки.

А. САЛЬНИКОВА: Да, это замечательный рассказ автобиографический о Леле и Миньке. Этот сюжет я связала с воспоминаниями о елочной игрушке, когда память тела оказывалась не слабее памяти души. И многие, вспоминая елочную игрушку, пишут не о том, какая она была красивая, как там елка сверкала и блистала, а о том, какие вкусные вещи на ней висели и как эти вкусные вещи хотелось съесть. И всем, наверное, известна эта история, когда Минька, не дождавшись прихода всех детей, откусил от красивого яблока кусок и потом мама пришла и увидела, и сказала : «Я хотела это яблоко подарить мальчику, пришедшему на елку, а теперь раз ты его надкусил, я подарю тот паровозик, который был предназначен тебе». И мне мама рассказывала, что тоже ей трудно было дождаться. Это был конец 30-х годов, и она говорит, что по крайней мере серебряные и золотые орехи, они редко дожидались новогоднего праздника. Она тихонько из с елки стаскивала и тихонько съедала. (смеется)

М. ПЕШКОВА: Алексей Толстой в «Детстве Никиты» тоже писал про елку. Что он писал?

А. САЛЬНИКОВА: Он вспоминал подробно, как происходил процесс изготовления самодельных игрушек в дворянской усадьбе. Период – это конец 80-х – начало 90-х годов 19-го века. Но здесь интересно не только то, как Толстой упоминает этот процесс, относящийся к этому периоду, но в «Детстве Никиты» мать главного героя рассказывает детям о том, как производились елочные игрушки во времена ее детства и какие замечательные делались сложные конструкции. Например, она описывает замок с башнями, винтовыми лестницами, окнами, подъемными мостами. Перед замком было озеро из стекла, и по озеру плавали лебеди. Мне кажется очень интересным моментом попытки распространения елочной игрушки в тех национальных регионах, где до этого она была абсолютной диковинкой. Ашхабадская газета «Туркменская искра» сообщала в конце 30-х годов, что туркменским ребятам было отправлено больше тысячи елочных украшений, и, что самое потрясающее, было завезено 15 вагонов елки. Интересный такой факт: елка стала настолько устоявшейся традицией праздничной, что желание отметить этот праздник и поставить елку рождало удивительные случаи изобретательности. Например, во время арктической экспедиции на ледоколе «Седов» две женщины-ученые установили на борту ледокола елку, которая была сделана из старого весла и прутьев от веника. И украшена она была, как сказано в источнике, «образцами морской фауны». Что это за образцы, к сожалению, не известно. Интересно заметить, что в годы Великой отечественной войны елка и елочная игрушка как важное пропагандистское воспитательное средство использовалась не только советскими воспитателями, но и противником для пропаганды нового порядка. Так на оккупированной территории предписывалось перед Рождеством проводить рождественский утренник для детей пяти-восьми лет с обязательной наряженной елкой под девизом «Как детей чекист советский чудной елочки лишил, но затем солдат немецкий детям елку возвратил». А в роли Бабы-Яги по сценарию выступал сотрудник НКВД.

М. ПЕШКОВА: Мы с вами разговариваем в году, когда отмечается 50-летие полета Юрия Гагарина в космос. Каким-то образом космос ведь тоже нашел свое отражение в елочных украшениях?

А. САЛЬНИКОВА: Не только каким-то, но очень широко и самым прямым. Вместе с полетом уже Белки и Стрелки, и тем более с полетом человека в космос, игрушки космической тематике нашли на советской елке свое достойное место. Это были и маленькие космонавтики, это были и спутники, это были и космические ракеты. Это даже были верхушки, пики тоже с космической тематикой, шары с космической тематикой. И таких игрушек было достаточно много. И здесь нужно сказать, что власть… я говорила о том, что она манипулировала сознанием, но она это делала очень тонко и умело. И видя не просто интерес, то восхищение, которое испытывали советские граждане по поводу космических побед… я просто себя саму вспоминаю, как я следила, я была маленькой девочкой, я так радовалась полету каждого очередного советского космонавта, совершенно искренне … (смеется) Я собирала значки с космической тематикой. И я думаю, что власть использовала очень умело этот фактор, наполнив советскую елку космической атрибутикой.

М. ПЕШКОВА: Как отнеслась публика к тому, что елку вернули? Итак, середина 30-х, Постышев. Что народ: радовался, ликовал или, наоборот, были какие-то противоположные мнения?

А. САЛЬНИКОВА: Здесь все зависело от традиции, в значительной степени семейной традиции. Там, где елку праздновали, там, где ее наряжали и праздник отмечали, конечно же, возвращение елки было встречено с ликованием. Но там, где ее раньше не особенно широко отмечали, особенно в селе, у сельских детей, для многих из них елка была вообще не понятна и им совершенно чужда. И когда я собирала воспоминания, люди говорили о том, что когда они впервые увидели елку в школе, в сельской школе в конце 30-х – начале 40-х годов, они вообще не могли понять, для чего это нужно и что вообще в этой елке особенно хорошего. И один из респондентов сказал: «Ну и что, ну, поставили елку. У нас около деревни в лесу таких елок было полно. Ничего интересного». В семьях елку продолжали отмечать, эта традиция не прерывалась. Это каралось, и каралось очень жестоко. У меня есть потрясающий документ, который касался рассмотрения персональных дел работников советских архивов. Была реформа в архивном деле, и пытались полностью обновить штат, от так называемых старых сотрудников пытались избавиться. Так вот, нескольким сотрудницам было предъявлено обвинение в том, что они дома отмечали рождественскую елку. Это был главный критерий для увольнения, который был использован. Многие, наверное, помнят, представители старшего поколения, мама мне об этом рассказывала, что елку отмечали в доме всегда. Просто закрывали все ставни, плотно занавешивали темным материалом окна, чтобы ни один лучик света не пробился наружу, чтобы никто ничего не мог увидеть, и елку наряжали. И тоже в воспоминаниях есть очень интересные сюжеты о том, что когда не было елки, украшали то, что можно было украсить: украшали фикусы, украшали пальмы, украшали алое, украшали алое. А одна девочка вспоминала о том, что она ежедневно… мама давала ей цветок, она его украшала, играла, куклы водили хоровод вокруг елки, и каждый вечер игрушки снимались, опять убирались, и цветок водружался на свое место.

М. ПЕШКОВА: Об истории елочной игрушки и некоторых новогодних традициях в нашем эфире рассказывала автор книги «Из истории елочной игрушки, или как наряжали советскую елку» завкафедры историографии и источниковедения Казанского федерального университета Алла Сальникова. Звукорежиссер Алексей Нарышкин, я Майя Пешкова, программа «Непрошедшее время».

© http://echo.msk.ru

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:
Email:

Проверочный код:


Введите проверочный код:

 

Поиск по сайту
НАШ ФОРУМ

- Дед Мороз 78 добавил сообщение в тему Редкая игрушка"Красная Шапочка"

- ильич551 добавил сообщение в тему Деды Морозы в СССР

- Kosha добавил сообщение в тему Деды Морозы в СССР

- ильич551 добавил сообщение в тему Деды Морозы в СССР

- ильич551 добавил сообщение в тему Деды Морозы в СССР

НАША ФОТОГАЛЕРЕЯ


смотреть


смотреть


смотреть


смотреть


смотреть